Кто владеет информацией,
владеет миром
Rating

Когда дамбе - амба...

Когда дамбе - амба...
20.10.2019

В общем, как мы утром и предполагали, вскрывшиеся после прорыва дамбы обстоятельства эксплуатации рабочих говорят о закономерном прорыве и дамбы, и вообще "ненадлежащих" (как это называется на чиновничьем языке) условиях работы в "Сибзолоте". 

Итак, по последним сводкам 15 человек погибли, судьба 13 остается неизвестной после прорыва дамбы в Красноярском крае, сообщает ТАСС со ссылкой на пресс-службу МЧС. В результате ЧП пострадали 16 человек, четверо из них находятся в тяжелом состоянии с переломами и пневмотораксом, сообщили в региональном Минздраве. 

Остальные пострадавшие находятся в состоянии средней степени тяжести. В краевом Минздраве затруднились сказать, есть ли угроза жизни пациентов. Семь человек от госпитализации отказались, они получили помощь на месте, "но будут доставлены в больницу для осмотра медиками". 

Напомним, в ночь на субботу вблизи населенного пункта Щетинкино Курагинского района Красноярского края на реке Сейбе произошло разрушение дамбы технологического водоема золотодобывающей артели. Водой практически смыло два рабочих общежития временного типа. По словам главы краевого правительства Юрия Лапшина, всего в поселке проживали около 180 человек, из них около 74 рабочих жили в общежитиях. Дамба принадлежит холдингу "Сибзолото".

***

А вот сетевые отзывы работников о компании "Сибзолото", по вине которой (из-за экономии на рабочем классе, на его бытовых условиях и на всевозможном прочем) погибли люди:

"В договоре у них белая зп МРОТ остальное в виде премии которую они НЕ ОБЯЗАНЫ начислять, это зависит от КТУ который хер пойми как начисляется

"Медкомиссия за счёт работника

"Работа без выходных по 12 часов в день

"Трехмесячная задержка по зарплате

Ведь ради таких эффективных собственников стоило рушить СССР, дорогие россияне?

При этом у хозяина данного предприятия г-на Гурьянова есть деньги на то, чтобы его дочь постоянно путешествовала и училась в Imperial College London.

У его заместителя Ковалькова первая дочка живёт в Бостоне, вторая еще тут, но мотается в Нью-Йорк "как к себе в Тюмень"... 

Пока люди, вкалывающие на холоде по 12 часов на папин бизнес - дохнут. Ну, потому что на постройку нормальной дамбы с соблюдением СНИПов, и на найм дополнительного персонала чтобы рабочий день был 8, а не 12 часов - денег у Гурьянова и Ковалькова как раз нет. Это и есть "эффективный бизнес" по-русски - это вам не ужасы Гулага с его "рабским трудом"...

***

Стоит вспомнить тут и шахту "Распадскую" и многие аналогичные случаи - не потому что буржуи сволочи, нет. С этим тезисом, наверное, мало кто поспорит из наших читателей. Но вот интересно-то нам иное - обратное измерение, так сказать. Ведь и в угольные шахты, воняющие газом (то есть взрывоопасные), и на золотодобычу при ветхой этой, никакими государственными службами не проверенной дамбе - идут рабочие. Они всё это видят - свои уловия труда. Они понимают, какому риску подвергают их буржуи за свою прибыль - платя при этом рабочей силе только чтобы она могла себя физически воспроизвести, то есть покушать, что-то семье с вахты привезти (но жить при этом в бараках или в советских постройках - на квартиру тут точно не заработаешь)...

Видят, но молчат! Видят пролетарии, как теснит их буржуазия к черте, за которой уже не просто классовое, а физическое уничтожение - но всё равно идут в забой и мыть золотишко. Молча идут, покорно воле паразитариев! Ну, разве что где-то на форумах выбрасывая реплики, приведённые выше.

Прорвать дамбу между собой, пролетарием, и нагло эксплуатирующим его буржуем - нет, и не помышляет наёмный раб: где уж нам, один раз обожглися "семьст лет назад", виноваты-с перед господами, всё им назад отдали...

Валить тут всю вину на пролетария нельзя - видя, как в его стране каждый утюг поёт об ужасах Гулага и несправедливости, нежизнеспособности социализма в СССР, рабочий буквально рождается с комплексом вины. Да, времена, когда ему тут всё принадлежало, а потому содержалось в "надлежащем" порядке - прошли... Однако только в его, организованного в профсоюз и партию рабочего силах - сделать так, чтобы эти времена вернулись. Но без работы нашей, коммунистов, хранителей и воспитателей классового самосознания пролетариата, - так и будет, беспросветно. Золотишко буржуазии будет с мертвечиной, а мёртвые вести классовой борьбы не могут. И пока мертвецов в стане рабочего класса прибавляется - значит, и мы виноваты, недорабатываем.

И уж если мы вспомнили Гулаг - то там не было таких условий труда, там было всё настолько лучше устроено, что почитайте-ка сами, а как вам начнут рассказики Варлама Шаламова цитировать, про красные откормленные рожи НКВДшников, вы им смело цитируйте "Канал имени Сталина", последний литературный труд (в качестве редактора и главы писательского коллектива) великого Горького:

В Медгоре из эшелонов отбирают инженеров и бухгалтеров. Вот они, подхватив чемоданчики, идут по баракам. Пожилые, юные, они строили заводы, фабрики, дома, выступали на митингах, подписывали протесты против империалистов, но в сердце они берегли фабрики своего хозяина, они верили, что существует только прошлое, а настоящего нет совсем. Вот этот советский носок, вот этот ботинок, вот эта подвязка — разве это настоящее? Сон, дурной сон. Младшие из них, видите ли, были романтиками, они не понимают космополитизма, они, видите ли, за Россию. А в сущности это тоже люди, родившиеся семьдесят лет назад, тоже не понимающие, что такое настоящее. И у всех разные чемоданчики, но чрезвычайно похожие лица. В новый город Медгору, где улицы пахнут опилками и стружкой, эшелоны выкинули прошлое, ученое прошлое, знающее промышленную технику настоящего. (...)

Медгора работала, не отходя от столов, с бессонницей, с непрерывными заседаниями, с неустанными телефонными звонками. Неустанно она создавала кадры, неустанно их искала. Кадров было мало. Во все концы Союза мчатся уполномоченные выбирать нужные кадры из других лагерей. 

Например, нужно отправить в Воронеж на вербовку. Кого? Что его, с конвоем отправлять? 

— Доверить.

И доверяют. И едут. 

В Белбалтлаге начали совещаться. Уничтожив оцепленный лагерь, доверив эти гигантские пространства бывшим преступникам, им сказали вдобавок: 

— Давайте совещаться, как же нам работать вместе? 

Вспоминают об этом кратко: «Коган внес широкую струю хозяйственности». Трудно найти в многочисленных записях, прочитанных нами, описание первых заседаний чекистов с заключенными. Это молчание можно понять, но очень трудно описать. Барак, красный уголок или палатка, или новый, только что отстроенный клуб, или проектировочное бюро — все равно, комнаты наполнились и приобрели цвета необычайно легкой новизны. 

Чекисты не успокаивались. Они требовали инициативы. Сказать, что возьмем штурмом природу, легко, но нужно понимать, как ее брать. Она, эта природа, хитрая штука, она подведет такие неожиданности, она загнет такое, что и руки опустишь и рот раскроешь. А она тебе камень в рот и руки твои и в топи на веки вечные.


...Да, товарищи, уровня пролетарского комфорта Гулага нынешнему капитализму не видать, как своих ушей!

Дмитрий Чёрный, член ЦРК ОКП 


Материалы по теме:

Россия Распадская

"Немыслимые нормы" убили в Сибири около тридцати золотодобытчиков

Шахтеры Междуреченска - о том, из чего складываются прибыли, яхты и виллы Абрамовича

In other::
Search:
News

Рейтинг@Mail.ru