Кто владеет информацией,
владеет миром

Инженер Ледин опередил своих коллег во всем мире на 50 лет

Опубликовано 14.12.2019 автором Юрий Мухин в разделе комментариев 21

сша война рф
Инженер Ледин опередил своих коллег во всем мире на 50 лет

Воскресное чтение

Время от времени я возвращаюсь к тому, что культура – это не развлечения, это не Петросян со своей пятой женой. Культура – это способность использовать (в труде или в анализе явлений) как можно больше знаний из тех знаний, которые накопило всё человечество. И вот включишь телевизор или войдёшь в портал, которые оседлали профессиональные журналисты, и приходишь к выводу, что уровень культуры журналистов находится на самом дне культуры общества. А поскольку журналисты формируют мировоззрение общества, то они это мировоззрение топят в своём бескультурье. Вот, что страшно!

В качестве примера возьму материал, который меньше всего хотелось бы брать в связи с его истинной патриотичностью. Не путинской, а истинной!

Тем не менее…

Дал интервью телеканалу «Звезда» - «ТВ-Шоу Легенды армии», - которое ведёт Александр Маршал. Это «шоу» вышло под названием «Евгений Ледин». Повторю, с гражданской позиции этот видеофильм, может быть, лучшее, что делает вообще всё телевидение России, но технические детали… Слов нет!

В этих «легендах» телеканала «Звезда» подробно рассказано о выдающемся изобретателе, химике Евгении Ледине, в целом рассказано более-менее добросовестно. Привлечена и дочь изобретателя с семейными фотографиями, и масса технических специалистов, в том числе и я. И я, и (как я понимаю) и остальные специалисты в своих интервью как могли объясняли, в чём там дело с этой взрывчаткой Ледина – зачем она была нужна. Кстати, от этих специалистов я сам узнал, в чём была техническая особенность изобретения Ледина, из-за которой технологию изготовления его взрывчатки так никто и не смог разгадать – ни немцы в ходе войны, ни учёные НАТО после неё.

Мало того, понимая, что эти журналисты и сценаристы «Звезды» являются полными баранами в технике, я им специально написал и послал справку и о Ледине, как человеке, так и о техническом смысле его изобретения.

Бесполезно!

Для последующего сравнения с тем, что у «Звезды» получилось, эту справку дам ниже с сокращением. Итак.

 

Е.Г. Ледин родился под Сухуми в 1914 г. в семье земского фельдшера. Окончивший в 1938 г. вместе с женой Ленинградский технологический институт, молодой инженер-химик был направлен на работу в IX отдел созданной и построенной еще Д.И. Менделеевым Научно-технической лаборатории Артиллерийского научно-исследовательского морского института. Приняли его инженером по вольному найму, т.е. штатные сотрудники-офицеры лаборатории работали по планам военно-морского флота, а Ледину руководство могло поручать работы свободного поиска.

Для того чтобы ясна была важность тех проблем, которые решил Е.Г. Ледин, опишу сначала их суть.

В военно-морском деле чрезвычайную важность имеет мощность взрывчатого вещества в снарядах корабельной артиллерии, торпедах, минах, сегодня – ракетах. Поскольку в морских сражениях дело может решить один единственный выстрел, одна единственная мина или торпеда. Пара примеров.

24 мая 1941 г. английская эскадра атаковала немецкий линкор «Бисмарк». «Бисмарк» быстро пристрелялся и в третьем залпе один снаряд попал в английский линейный крейсер «Худ». Этого оказалось достаточно: «Худ», корабль такого же водоизмещения, как и «Бисмарк», немедленно затонул вместе с 1416 членами экипажа (подобрать с воды удалось всего трех человек).

Правда, снаряд попал в пороховой погреб и в данном случае сыграла сила взрыва собственно взрывчатки «Худа», но обратите внимание, что из 24 выпущенных «Бисмарком» снарядов, в «Худ» попал только один. Отсюда должно быть понятно, насколько важна разрушающая мощность каждого снаряда. И не только снаряда, но и торпед.

27 мая 1941 г. англичане все же «достали» «Бисмарка». Британский историк Лен Дейтон описывает это так: «К месту действия подтягивались все новые и новые английские корабли, выпускавшие по «Бисмарку» торпеды, но тот никак не тонул. В 10.44 командующий соединением передал полный отчаяния приказ: «Всем кораблям, имеющим торпеды, выпустить их по «Бисмарку». В конце концов, команда немецкого линкора решила завершить дело сама. Была взорвана крюйт-камера, и «Бисмарк» превратился в «адское горнило». Ослепительный огонь, пылавший внутри, был виден сквозь многочисленные пробоины от снарядов». Лишь после этого «Бисмарк» умер. «Когда он перевернулся вверх килем, – с гордостью писал один из спасшихся немецких моряков, – мы увидели, что подводная часть корпуса не повреждена торпедами».

Обратите внимание; англичане и по сей день не могут подсчитать, сколько их торпед попало в «Бисмарк», по меньшей мере – около 28. Но мощность взрывчатки в боевых отделениях английских торпед была такова, что, по свидетельству уцелевших моряков «Бисмарка», взрывы торпед «лишь сдирали с бортов линкора краску», – по словам Лена Дейтона.

А 15 октября 1939 г. немецкая подводная лодка U-47, проникнув на базу английского флота Скапа-Флоу, двумя торпедами попала во флагманский линкор английского флота «Роял-Оук». Взрывами линкор был разломан на две части, опрокинулся и затонул вместе с 832 членами экипажа, среди которых был, кстати или некстати, и командующий английским флотом метрополии адмирал Блэнгроув,не обеспечивший охрану базы.

Причин такой разительной разницы применения торпедного оружия много. Скажем, «Бисмарк» был новейшим линкором, а «Роял-Оук» – старым. Но что бы ни говорили, при анализе этих случаев выпирает и причина, которую можно считать главной: боевые части английских торпед и мин снаряжались просто тринитротолуолом, а немецких – смесью его с гексогеном, что повышало мощность взрыва в 1,5 раза. Взрыв от немецких мин и торпед проламывал более толстую броню и глубже проникал во внутреннее заброневое пространство корабля.

Теперь, надеюсь, понятно, насколько важно было найти для советского военно-морского флота взрывчатое вещество, хотя бы сравнимое по мощности с тем, что имели немцы. И нам в этом сначала помогли сами немцы.

После заключения Пакта о ненападении с СССР в 1939 г. они, хвастаясь, стали пускать советские делегации на свои военные заводы. Капитан первого ранга Н.И. Шибаев, проходя экскурсией по мастерской, в которой немцы снаряжали взрывчаткой свои торпеды, сумел незаметно от них умыкнуть ее крошечный кусочек. (Обычно такие пробы уносят под ногтями). Вот эта проба и попала к химику Е.Г. Ледину, который проанализировал образец и создал свою первую взрывчатку – копию немецкой. Названа она была ТГА (тринитротолуол, гексоген, алюминий).

Учитывая важность того, что сделал Е.Г. Ледин, еще в 1940 г. Совет Труда и Обороны (СТО) СССР принял постановление снаряжать боевые отделения советских торпед взрывчаткой ТГА.

До войны! Ещё в 1940 году!

А в 1942 г. Ледин, уже занимаясь делом, о котором ниже, узнал, что советская подводная лодка К-21, под командованием капитана второго ранга Н.А. Лунина, попала двумя торпедами в немецкий линкор «Тирпиц», но тот не затонул. Обеспокоенный тем, что советские торпеды не снаряжаются взрывчаткой ТГА, Ледин написал письмо наркому военно-морского флота адмиралу Н.Г. Кузнецову, сравнив атаку «Тирпица» с атакой «Роял-Оук». Кузнецов проявил «живое» участие в этом деле, он на письме собственноручно начертал: «Товарищу Шибаеву: «Роял-Оук» – стар. Но почему не снаряжают? Кузнецов». Далее Ледин пишет от себя: «На этом дело и закончилось. И только после войны в снаряжении минно-торпедного вооружения наступила пора коренных усовершенствований, значительно повысивших его эффективность».

Как видите, Кузнецов и через два года после постановления СТО, приказавшего ему, наркому ВМФ, снаряжать торпеды мощной взрывчаткой, был «не в курсе дела» того, снаряжаются они ТГА или нет. Повышена разрушающая мощность торпед советского военно-морского флота практически бесплатно в 1,5 раза или нет? Такой был наш «выдающийся флотоводец».

На самом деле на подводной лодке К-21 были торпеды, снаряженные и взрывчаткой ТГА, у которых мощность боевой части была в 1,8 раза выше, чем у старых торпед, но эти торпеды находились в носовых торпедных аппаратах. А «Тирпиц» сманеврировал и шел так быстро, что Лунин не успевал развернуть лодку и поэтому выпустил торпеды из кормовых торпедных аппаратов. А их боевые части до тех пор никто не переснарядил мощной взрывчаткой – куда было спешить, если наркому Кузнецову это без надобности? Да и сама атака «Тирпица» его, как видим, не интересовала, поскольку Кузнецов не знал решающих подробностей этого боя.

Но продолжим об инженере Ледине.

Не взрывчаткой ТГА поразил специалистов инженер Ледин, она была его разминкой. К 1941 г. он решил проблему, над которой до этого 30 лет безуспешно бились химики всех стран и к тому времени стали эту проблему считать неразрешимой в принципе. Вот в чем дело.

Уже к началу века черный порох в артиллерийских снарядах стали заменять более сильными взрывчатыми веществами. Идеальным взрывчатым веществом для этих целей стал тринитротолуол (ТНТ, тол). Он безопасен в обращении, надежен, легко заливается в корпуса снарядов. Он идеален практически для всех видов снарядов... кроме бронебойных.

Чтобы тринитротолуол взорвался, по нему необходимо очень сильно и, главное, очень быстро ударить. Обычно для этого ударяют взрывом маленького количества взрывчатого вещества, находящегося в детонаторе. Взрыв детонатора производит быстрый удар по всей массе тринитротолуола и вызывает взрыв всей массы этой взрывчатки.

При падении снаряда, летящего с не очень большой скоростью, на землю, при ударе снаряда о не очень твердые препятствия, когда снаряд тормозится относительно медленно, тринитротолуол выдерживает сотрясение и взрывается только тогда, когда его подорвет детонатор взрывателя. Но бронебойный снаряд летит с очень высокой скоростью и его удар о броню очень резкий, от этого удара находящийся в снаряде тринитротолуол по инерции резко ударяется о внутреннюю переднюю стенку снаряда, не выдерживает этого удара и взрывается немедленно. Снаряд этим взрывом разрушается на броне и броню пробить не может.

Для того чтобы тринитротолуол преждевременно не взрывался, в него вводят флегматизаторы – вещества, делающие взрывчатку более устойчивой к удару. Но при этом падает мощность взрыва чуть ли не до мощности черного пороха. Химики брали более мощные взрывчатые вещества, но они практически все еще более нежные и уже не выдерживают не только удара о броню, но даже толчка при выстреле – взрываются прямо в стволе пушки. Таким взрывчатым веществам, чтобы они преждевременно не взрывались, нужно вводить флегматизаторы в увеличенных объемах, после чего мощность их взрыва становится, как у тринитротолуола – овчинка выделки не стоит. С начала ХХ века по начало Второй мировой войны химики перепробовали все и пришли к выводу, что эту задачу решить невозможно.

Невозможно!

Так вот, в 1938 г. Ледин взялся изобрести взрывчатое вещество ДЛЯ БРОНЕБОЙНЫХ СНАРЯДОВ, которое бы было в два раза мощнее тринитротолуола! Когда он разработал техзадание на это вещество, то все ученые, профессоры и прочие специалисты просто сочли его безграмотным дураком. Молодой – что с него взять! Но поскольку Ледин был вольнонаемным при военной лаборатории, то начальство не возражало, чтобы он «побаловался» над решением нерешаемой задачи.

В это время случилась неприятность – Ледина призвали в армию. Специалисты в лаборатории были очень нужны, и начальство предложило присвоить ему офицерское звание и включить в штат лаборатории. Ему бы предоставили квартиру, высокий оклад, пайки и т.д. и т.п. Но в этом случае Ледин уже не смог бы заниматься своей взрывчаткой и вынужден был бы работать по плану лаборатории. И Ледин отказывается становиться офицером. Его призывают на службу матросом, но, правда, лаборатория добивается, чтобы он служил при ней. Теперь у Ледина не хватает денег снимать квартиру, содержать семью. Он отправляет ребенка к матери, они с женой ночуют по углам у друзей, меняя эти углы каждую ночь. Но Ледин упорно работает над своим изобретением и к началу войны создает взрывчатку, которая выдерживает удар снаряда о броню, но мощнее тринитротолуола более чем в 2 раза!

Уже по этой причине Ледин – выдающийся советский инженер и ученый!

Но и это не все!

Снаряды, снаряженные взрывчаткой Ледина (он назвал ее А-IX-2), стали обладать такой высокой температурой взрыва, что поджигали внутри того же танка все, что могло гореть. Из-за этого они одно время назывались еще и зажигательными. А зенитные снаряды, снаряженные этой взрывчаткой, резко увеличили эффективность: был случай, когда одним удачно посланным корабельным 130-мм снарядом было сбито сразу звено из 3-х немецких бомбардировщиков. Если же стрельба велась ночью, то вспышки взрывов зенитных снарядов были настолько яркими, что немецкие летчики слепли и уже не видели ни земли, ни приборов, ни соседних самолетов.

Но и это все еще не все.

Когда немцы добыли эти наши бронебойные снаряды, снаряженные взрывчаткой Ледина, то немецкая химия попыталась ее воспроизвести. Захваченный после войны отчет немецкого института Chemisch-Technische Reichanstalt Institut начинается с приказа Гитлера открыть секрет взрывчатки Ледина. В отчете описывается огромная работа немецких химиков по разгадке секрета этой взрывчатки. Из чего она создана, они, разумеется, немедленно поняли. Но как Ледин ее создал, они до конца войны понять не смогли. Эстафету у немцев приняли химики НАТО, США, Европы и всего мира. Бесполезно!

СССР сумел сохранить тайну, и 50 лет бронебойные снаряды, боевые части ракет были у Советской Армии самыми мощными в мире!

Инженер Ледин опередил своих коллег во всем мире на 50 лет, а если бы СССР не уничтожили подонки и тайну взрывчатки не продали Западу, то возможно, эта цифра удвоилась бы.

Однако вернемся в 1940 г. Как только взрывчатка А-IX-2 была создана, родное начальство Ледина тут же решило выдвинуть ее на соискание Сталинской премии, но Ледин отказался – он считал, что взрывчатку нужно сначала тщательно испытать. Он сам снаряжает ею корпуса 37-мм и 100-килограммовые корпуса 180-мм снарядов. Производятся стрельбы. Результаты блестящи и отчеты рассылаются во все инстанции.

А тут подоспела и война, и стало очевидно, что это уникальная взрывчатка не только для морских снарядов, но и для противотанковой артиллерии.

Дело в том, что единственной массовой (были и другие), собственно противотанковой пушкой Красной Армии была пушка калибра 45 мм. Обычно бронебойные снаряды такого калибра являются сплошными – стальной «болванкой». А у противотанкового снаряда этой пушки взрывчатка всё же была, но количество её было всего 19 грамм тринитротолуола – две чайных ложки. Да ещё с флегматизатором. Если 45-мм снаряд пробивал броню, то внутри танка взрыв его не производил надёжного поражения и танка, и экипажа.

И Лединым снаряжаются взрывчаткой А-IX-2 400 штук 45-мм снарядов к противотанковой пушке, и снова проводится испытание. Последний отчет матрос Ледин печатает уже под бомбами блокадного Ленинграда и снова успевает отправить его во все инстанции.

Казалось бы, что в связи с войной за эту взрывчатку должны были ухватиться все генералы и адмиралы, тем более что гексоген в СССР на тот момент хотя и производился только в полупромышленных масштабах, но даже такое его количество не использовалось полностью, а тринитротолуола катастрофически не хватало.

Отчет о «А-IX-2», как пишет Ледин, был «разослан в Артиллерийское управление ВМФ, Главное артиллерийское управление РККА, Народный комиссариат боеприпасов и Артиллерийскую академию имени Ф.И. Дзержинского», но «ни Артиллерийский комитет ГАУ РККА, ни Наркомат боеприпасов не только не отозвались по существу изложенных вопросов, но даже не подтвердили его получения».

Как прикажете это понять? Работа о взрывчатом веществе, которая до войны предлагалась к выдвижению на Сталинскую премию, с началом войны вдруг потеряла актуальность?!

К нашему счастью, из-за нехватки офицеров матроса Ледина посылают в Москву в Наркомат ВМФ за таблицами стрельб. А в Москве уже паника, и наркомат ВМФ выехал во главе с наркомом и со всем самым ценным в Казань. Оставленный в здании наркомата в Москве капитан первого ранга приказывает матросу Ледину принять участие в сжигании «малоценных» бумаг. Так Ледин спас из костра свой отчет о «А-IX-2», посланный нашему главному флотоводцу Н.Г. Кузнецову. Тот приказал этот отчёт сжечь!

Дежурному по наркомату ВМФ каперангу было не до взрывчатки, у него под окном стояла машина в готовности умчать каперанга из Москвы, и он отсылает Ледина в наркомат боеприпасов. Оставшимся в этом наркомате тоже не до взрывчатки Ледина, но по другой причине: в дни всеобщей паники в Москве наркомат боеприпасов вывез из Москвы все оборудование по снаряжению снарядов и мин взрывчаткой, а теперь наркомату дана команда начать их снова снаряжать в Москве. Снаряжать не на чем - нет соответствующего оборудования. И дежурный по этому наркомату посылает Ледина найти способ и организовать снаряжение снарядов и мин взрывчаткой на карандашных, конфетных и других фабриках Москвы, повторю, не имевших необходимого оборудования. В энциклопедическом сборнике «Оружие победы» в разделе «Пороха, взрывчатые вещества и пиротехнические средства» инженер Ледин сначала упоминается как автор «раздельно-шашечного метода снаряжения», а уж потом как автор взрывчатки на основе гексогена, хотя он сделал изобретения в обратной последовательности.

А на фронте в это время вооружают солдат бутылками с бензином, выдают рекомендации держать в окопах ведра с песком, и когда немецкий танк проезжает мимо, то запрыгивать на него с ведром и засыпать песком воздушные фильтры…

А в это время в Москве: «Обращения к командованию Артиллерийского управления ВМФ по поводу реализации результатов разработки новых ВВ для повышения эффективности противотанковой артиллерии РККА оказались совершенно безрезультатными», – пишет Ледин.

Вы это можете понять?

И тогда матросу Ледину приходит в голову здравая мысль обратиться в политорганы – к комиссарам. Он пишет рапорт начальнику политотдела Центральных управлений и Главного Морского Штаба генерал-лейтенанту Н.Д. Звягину, и тот понял матроса с полуслова. Звягин идет к наркому ВМФ адмиралу Кузнецову и заставляет его заняться взрывчаткой «А-IX-2». Нет, Кузнецов не побежал докладывать о ней Сталину, но милостиво согласился, чтобы Ледин написал письмо в ГКО за подписью Кузнецова и ввиду недоумения начальника Политотдела вынужден был это письмо подписать. Так о взрывчатке «А-IX-2» наконец узнал Сталин.

Дело немедленно завертелось. Сначала ГКО выдает команду наркомату боеприпасов, но там дело запутывают и называют ГКО мизерные цифры производства «А-IX-2». Тогда Сталин потребовал привезти к нему автора и 7 декабря матроса Ледина, вернувшегося с московских фабрик, хватают чины наркомата боеприпасов, сажают в машину и везут в Кремль, где в коридоре приезда матроса ждут Маленков, Пономаренко, наркомы, командующие родами войск, толпа генералов. Толпа расступается, открываются двери, и матрос Ледин в мокрых валенках предстает перед Верховным Главнокомандующим. Ледин докладывал ему без регламента – 40 минут. Измученный сплошными отказами, изобретатель, чтобы не нарваться на отказ и в ГКО, высказал предложение о производстве своей взрывчатки в объемах, возможных с точки зрения тогдашнего развития промышленности. Это возмутило Верховного: Красная Армия должна иметь оружие не сколько можно, а сколько нужно! Кроме этого, Сталин тут же нашел этой взрывчатке применение, о котором Ледин сам не догадался, – снаряды авиационных пушек.

Дело в том, что у авиационных специалистов не было единого мнения о том, что ставить на самолет – пушку или несколько пулеметов вместо нее. Снаряд авиапушки маленький, взрывчатого вещества в него входит очень мало и эффект от его взрыва совсем небольшой. Несколько скорострельных пулеметов могут нанести самолету противника гораздо более серьезные повреждения, чем взрыв маломощного снарядика, снаряженного тринитротолуолом.

Раз уж я отвлекся, то закончу об авиационных пушках. До Второй мировой войны, во время нее и некоторое время после, немцы и мы предпочитали на самолете пушку, а англичане и американцы – по 12-14 пулеметов. И этот спор, по сути, решила только Корейская война в начале 50-х годов, в которой американцы, после снарядов немецких авиапушек, познакомились наконец с авиационным снарядом, снаряженным взрывчаткой «А-IX-2».

Тогда наши реактивные истребители МИГ-15 бис несколько уступали американским более тяжелым реактивным истребителям F-86 «Сейбр» на виражах, но превосходили в скороподъемности. Т.е. возможности авиатехники США и СССР были примерно равны, а к концу Корейской войны американцы в техническом совершенстве самолетов нас даже превосходили. Но на наших истребителях стояли две 23-мм и одна 37-мм пушки конструктора Нудельмана, а на «Сейбрах» 12 12,7-мм пулеметов «Браунинг». После появления в Корее МИГов американцы поставили крест на своих «Летающих крепостях» В-29, которые до этого считали неуязвимыми (за что их и называли «крепостями»). В-29 имел бронирование, 4 мотора, 9 тонн бомб, 12 членов экипажа и 12 огневых точек с автоматической наводкой на цель. Считались эти самолеты неуязвимыми потому, что истребитель имел возможность стрелять по «Крепости» максимум 2-3 секунды, после чего истребитель или проскакивал цель, или его сбивали бортовые пулеметные установки В-29.

В «черный вторник» для «Летающих крепостей» 21 самолет В-29 вылетел под охраной 200 американских истребителей, летевших строем над своими бомбардировщиками. Нашим 44-м МИГам остался только один тактический прием – сверху вниз пронизать и строй этих истребителей, и строй В-29, стреляя по целям, мимо которых они пролетали. Сделали они это один раз, американцы тут же свернули к береговой черте, за которую нашим истребителям было запрещено залетать. Было сбито 12 из 21 В-29, из оставшихся 9 не было ни одного, который бы вернулся на базу без убитых и раненых членов экипажа. Попутно сбили и 4 истребителя. У наших МИГов потерь не было. Три дня ошарашенные американцы вообще не вылетали. Потом под мощным прикрытием послали на пробу тройку В-29. Эти были сбиты все. После чего стали посылать «Летающие крепости» только ночью, а потеряв сбитыми 69 «крепостей», вообще прекратили их использовать и, не жалея сил и средств… начали охоту за пушками наших МИГов.

Советские ВВС потеряли в Корейской войне 335 самолетов всех типов и сбили, по нашим неполным подсчетам, 1106 самолетов. (Нашим летчикам засчитывался сбитый самолет, если он падал на территорию Северной Кореи, а если падал в море или дотягивал до Южной, то не засчитывался). Соотношение 3:1 в пользу советских ВВС, а по реактивным истребителям – 2:1.

Так что в 1941 году Сталин понимал, о чем говорит, когда предложил снаряжать взрывчаткой Ледина снаряды авиационных пушек – эти снаряды даже в «Летающих крепостях» делали дыры площадью в 2 м2. (Больше входной двери, если кому-то захочется образно представить, что такое 2 м2).

Ладно. На описанном совещании у Сталина было принято решение о создании при Наркомате боеприпасов Специального экспериментально-производственного бюро (СЭПБ), которому поручалось испытать с новой взрывчаткой все имеющиеся на вооружении бронебойные снаряды, развернуть производство взрывчатки «А-IX-2» и снаряжение ею бронебойных боеприпасов. Руководителем этой группы инженеров был назначен матрос Ледин. Правда, Сталин в отличие от Кузнецова внимательно относился не только к снарядам, но и к людям. Уже вечером Ледину сообщили, что личным приказом Верховного ему присвоено воинское звание военного инженера третьего ранга, что примерно соответствовало званию майора. (Соответственно Наркомат ВМФ месяц не мог снять копии с этого приказа для склада вещевого имущества, и военинженер Ледин продолжал руководить бюро в форме матроса).

Как я понимаю, освоение производства новой взрывчатки проходило при пассивном сопротивлении наркомата боеприпасов. Нарком Ванников за всю войну ни разу не встретился с Лединым, начальник первого главка наркомата Г.К. Кожевников «занял по отношению к СЭПБ весьма недружелюбную позицию», – пишет Е.Г. Ледин.

В начале работы взорвалась мастерская по снаряжению корпусов снарядов, в которой находилась взрывчатка «А-IX-2». Погибло 12 человек. Сталину немедленно сообщили об этом с вопросом, что будем делать? Ожидался ответ о прекращении работ, но Сталин не обрадовал бездельников и распорядился – пошлите Ледину еще 24 человека. Взрыв не был связан со свойствами взрывчатки, возможно, это была и диверсия, но люди перепугались. Тогда Ледин вместе с главным инженером первого главка П.В. Лактионовым убрали из мастерской всех, сами стали за снаряжательные прессы и снарядили «А-IX-2» все снаряды опытной партии.

Дело под руководством СЭПБ пошло вперед. К началу 1943 г. объем производства гексогена увеличился в 15 раз, к середине 1943 г. работа СЭПБ была практически закончена – все противотанковые и авиационные снаряды, которые промышленность поставляла фронту, снаряжались взрывчаткой «А-IX-2», ею же снаряжалась и часть снарядов морской и зенитной артиллерии.

Е.Г. Ледин в своих воспоминаниях ни разу не упомянул Берия, что и не мудрено – журнал «Военно-исторический архив», в №7 котором напечатаны воспоминания Ледина, из номера в номер стенает и плачет по «невинным жертвам сталинизма». Но тем не менее Ледин написал:

«Сразу же после выхода приказа по НКБ о назначении начальником СЭПБ, в 2 часа ночи меня вызвали на Лубянку. Там со мной познакомился сотрудник НКВД и сказал, что его ведомству поручено оказывать содействие работам СЭПБ, для чего у нас будут еженощные встречи в это время.

При этом он добавил, что при широком размахе работ по всей территории Союза, сотрудники НКВД на местах могут оказать помощь в случаях задержек или поисков необходимого оборудования, или материалов по представляемым мной сведениям.

В ряде случаев, на этапах строительства, монтажа и подготовки производства, эта помощь способствовала ускорению работ.

Встречи на Лубянке происходили каждую ночь, до окончания работы СЭПБ в сентябре 1943 г. и всегда заканчивались вопросом, который органически противоречил всему моему естеству: «Нет ли у вас замечаний о противодействии или саботаже проведению работ?» Зная методы, которые применялись НКВД, я испытывал тягостное чувство и душевный протест, исключавшие всякую возможность такого рода «помощи», и ни разу не дал на этот вопрос положительного ответа».

А вот это напрасно! Напрасно Ледин не попросил защиты у НКВД, поскольку шакалы наркомата боеприпасов сразу поняли, что человек он стеснительный и его можно грабить, как хочешь.

Нарком боеприпасов Борис Львович Ванников был опытнее его в этих делах. Поэтому о присуждении Сталинской премии за изобретение и постановку на производство взрывчатки «А-IX-2» Е.Г. Ледин узнал в марте 1943 г. из газет, оттуда же он узнал, что у него в соавторах состоит тот самый начальник первого главка, который мешал освоению «А-IX-2», как мог.

Поняв, что его и его людей нагло «кинули», сразу же после сдачи окончательного отчета Ледин решил сам заняться вопросом награждения тех, кто отличился при создании и освоении его взрывчатки. Он подготовил список на награждение орденами 35 работников СЭПБ, позвонил лично Б.Л. Ванникову, и тот пообещал его с этим списком вызвать, чтобы решить вопрос о награждении. Далее Ледин пишет: «Но вызова не последовало; в скором времени вышел Указ Верховного Совета СССР о награждении тридцати пяти работников НКБ высокими правительственными наградами, причем никто из награжденных не имел никакого отношения к работе СЭПБ». Мы должны догадаться из этих слов деликатного Ледина, что его, руководителя СЭПБ, автора и изобретения, и выдающейся технологии, в этом списке тоже не было. А кто же там был? Ледин продолжает: «Состав награжденных был довольно пестрым, и для многих из них, которых я знал, награждение было совершенно неожиданным». Ну так уж «неожиданным» – разве они не знали, что они для Ванникова «свои», и что Борис Львович своих не забывает?

И Ледин, не могущий себе простить до сих пор то, что он не сумел наградить действительно заслуживших, с горечью пишет: «...я пришел к выводу, что мне надо было доложить о выполнении задания лично председателю ГКО, а не наркому, и поэтому являюсь единственным виновником происшедшего. Но кто мог подумать?»

Как вам нравится это раскаяние? Оказывается, не подлец Ванников, обворовавший заслуживших свои награды людей, виноват, а он – изобретатель.

Не понятна судьба Ледина после окончания работы по «А-IX-2». В 1943 г. его назначили начальником МТЛ ВМФ. Напомню, что первым начальником этой лаборатории был Д.И. Менделеев. Ледин отстраивает лабораторию в разрушенном Ленинграде, собирает оборудование. В итоге победным летом 1945 г. лабораторию вдруг закрывают, а его переводят в Министерство сельскохозяйственного машиностроения. Затем в его биографии идет ряд должностей, никак не связанных с научной работой, и в 56 лет его отправляют на пенсию полковником запаса. Интересно, но автору выдающейся теории в области взрывчатых веществ не было присвоено никаких ученых званий!

Теперь попробуйте напрячь фантазию и представить себе описанный Лединым такой случай (выделение сделано им).

«Как-то, много лет спустя, я встретился, в ожидании поезда, на платформе московского метро, с бывшим председателем Артиллерийского комитета ГАУ, генерал-лейтенантом, доктором технических наук Константином Константиновичем Снитко. Он был в штатском, с портфелем в руке и, видимо, ещё продолжал свою преподавательскую деятельность в Артиллерийской академии имени Ф.Э. Дзержинского, где был долгое время начальником кафедры взрывчатых веществ. Мы были хорошо знакомы, так как до этого часто общались на деловой почве.

Поздоровавшись со мной, Константин Константинович задумался и спросил: «Знаете ли вы, почему вам удалось осуществить ваше предложение?» и, видя, что я недоумеваю, ответил сам: «Потому, что никого из нас здесь не было»...

Ледин выделенные им же слова никак не комментирует, давайте попробуем это сделать мы.

В понимании обывателя, Ледин - дурак. Отказался от денег и звания, когда изобрел взрывчатку, не скандалил, когда его обокрали наградами, не стал добывать себе ученых и воинских званий. А Снитко умный: и ученое звание себе добыл, и воинское, никакой теории не разработал, но кафедру в академии получил.

У Снитко есть все основания глядеть на Ледина через губу – у Ледина «жизнь не удалась», а у Снитко удалась. Но... Одно мешает – Ледин автор выдающихся изобретений, а Снитко просто генерал-лейтенант и доктор технических наук. И вырывается невольное признание...

Напомню, о чем оно: когда Ледин приехал в Москву и добился, достучался до ГКО – до Сталина, то в Москве в это время не было «специалистов» Главного артиллерийского управления, в том числе и этого Снитко, – они эвакуировались. И только поэтому, как говорит Снитко, они не смогли помешать внедрению «А-IX-2».

Вопрос – а почему все они, включая Кузнецова, Яковлева, их работников, работников наркомата боеприпасов, хотели нанести существенный вред СССР? Почему они препятствовали внедрению «А-IX-2»?

В нашей истории довольно хорошо изучены мотивы, которыми руководствовались патриоты, понятны и мотивы, которыми руководствовались откровенные предатели. А ведь обыватель свято верил, что Германия победит СССР, тем более что немцы это сделали в Первую мировую, когда на стороне России была Франция, Италия, США, Бельгия и прочие страны. А одной России, с отсиживающимися на островах британцами, немцев никогда не победить! И эти «специалисты» хотели получить заслуги перед Гитлером!

 

Вот об этом я сообщил телеканалу «Звезда».

А вот теперь посмотрите эту передачу:

https://tv-show.live/tv-show-of-zvezda-chanel/12480-legendy-armii-evgenij-ledin-10-12-2019.html

То, что авторы передачи скрыли или смазали организационные мытарства Ледина – это ладно. Не хотят иметь неприятностей от «поцриотов» Кремля. Но ведь они оказались совершенно неспособными сообщить зрителям технический аспект изобретения и наплели глупости про то, что снаряды со взрывчаткой Ледина начали пробивать броню! А ведь этот технический аспект по отношению к Кремлю нейтральный, и то, что они эту проблему не поняли, не объяснишь иначе, нежели крайне низкой культурой.

Журналисты! «Профессионалы»!



Рейтинг:   4.21,  Голосов: 62
Поделиться
Всего комментариев к статье: 21
Комментарии не премодерируются и их можно оставлять анонимно
Вот так
Ник53363 написал 15.12.2019 19:26
Вот так она, наменклатура, и вырождалась,пока не превратилась в то,что имеем сейчас.
Re: Об тов.Жукове история скажет потом
Думающий написал 15.12.2019 18:44
На сегодняшний день нет ни одного знаменитого ИСТОРИЧЕСКОГО перла Т.ЖУКОВА.А вот талантливого Рокоссовского ОН Берег.И полагаю что сберег направив в Польшу.От гомна которое началось при разборе комиссии кажись Покровского.О начале ВОВ.Нам по сей день скрывают дневники зашнурованные и опечатанные печатью Генштаба.Где есть все записи распоряжений и команд.
(без названия)
инженер ватрушкин написал 15.12.2019 18:40
Статейка довольно безграмотная, как и все у Мухина.
Ничего Ледин не изобрел. Он предложил использовать смесь гексогена, тротила и алюминиевой пудры под названием "А девять два". Такую же смесь использовали США и Великобритания под названием "торпекс" и Германия под названием "триален". Эти смеси изобретены еще в первой половине 30-х годов.
К сведению Мухина - в тротил никакие флегматизаторы не добавляют. Он сам используется в ряде случаев как флегматизатор.
"все противотанковые и авиационные снаряды, которые промышленность поставляла фронту, снаряжались взрывчаткой «А-IX-2»" Начиная с 1943 года почти все бронебойные снаряды были подкалиберными, то есть шли вообще без взрывчатки. В них был только трассер.
Кстати, гексоген, необходимый для "А девять два", в СССР не производился, поставлялся из США по ленд-лизу.
Re:
Рудольф написал 15.12.2019 05:15
На самом деле в него и не стреляли, это было просто невозможно. Есть соответствующие исследования.
Оффтоп про недоносца Кузю
<Светослав> написал 15.12.2019 00:58
Короче, блаженныя, поелику пожар на неимеющеманалоговвмире русском недоносце ликвидировать так и не удалось, оттянули бедолагу подальше в море. О восстановлении, ясное дело, речь уже не идет -- огонь нарушил структурную целостность конструкций.
.
Авось недоносец наконец-то мирно утопнет и никого больше за собой в гости к рыбам не потащит ))
.
Re: О тротиле
это написал 15.12.2019 00:14
одно и тоже вещество, отличается только длиной названия.)))
(без названия)
О тротиле написал 14.12.2019 23:48
После использования в снарядах тринитротолуола (тола) со временем стало применяться более мощное взрывчатое вещество - тротил. Им стали снаряжать артиллерийские снаряды и авиационные бомбы. И до настоящего времени мощность ядерных зарядов оценивается в тротиловом эквиваленте.
бесконечно
повторяющаяся написал 14.12.2019 23:06
на руси святой притча про Левшу...
хорошая, взрывная статья.
ЮН написал 14.12.2019 18:11
Тогда ледины все же перевесили "обывателей свято верящих, что Германия победит СССР". Спустя полста лет те отыгрались. Да так, что и Гитлера переплюнули. Плохо, что которые "тесной кучкой и по краю пропасти" заканчивают еще более тесной... Под веселое улюлюканье и гогот. А тем все подай "хлеба и зрелищ". И не только "днесь", но на постоянной основе и то с "полным удовлетворением все возрастающих потребностей".
И так будет до тех пор, пока от представлений , что "хлеб всему голова" придем к пониманию того, что главное это то, что в голове: разум, мораль, нравственность. Всего того, что выделяет человека из мира животных, к имитации которого нас приучают уже чуть ли не насильно. Пока единственными побудителями к такому пониманию являются сами паразиты, выступающие уже с открытым забралом, обнажив свою сущность, уверовав, что имеют дело с контингентом пороха изобрести уже неспособного.
(без названия)
Казарян Левон Георгиевич написал 14.12.2019 12:49
"Сталин потребовал привезти к нему автора и 7 декабря матроса Ледина, вернувшегося с московских фабрик, хватают чины наркомата боеприпасов, сажают в машину и везут в Кремль, где в коридоре приезда матроса ждут Маленков, Пономаренко, наркомы, командующие родами войск, толпа генералов. Толпа расступается, открываются двери, и матрос Ледин в мокрых валенках предстает перед Верховным Главнокомандующим. Ледин докладывал ему без регламента &#8211; 40 минут."
- - - - - - -
Этим и надо оценивать руководителя: скольких самородков он нашел, и продвинул их работу?
(без названия)
ioioi написал 14.12.2019 12:31
подводная лодка К-21, под командованием капитана второго ранга Н.А. Лунина, попала двумя торпедами в немецкий линкор "Тирпиц", но тот не затонул.
.
что интересно не только не затонул но даже не заметил что в него попали
(без названия)
IOIOIOI написал 14.12.2019 12:17
в разработке электроники было то же самое, если почитать например Фельдмана: http://kristal.iis.nsk.su/books/feldman.pdf
видимо это скорее такая особенность совецкого соцстроя а не заговор
Re: Рудольф
Дык! написал 14.12.2019 11:42
сколотить шайку, присосаться к бюджету и сидеть, экономя усилия, опричь сдохнут - вся русская идея.
(без названия)
Серый 2 написал 14.12.2019 07:33
А куда МЫ без "ЦАП-ЦАРАПА"!!!!
(без названия)
Александр Загонов*12 написал 14.12.2019 06:49
Из этой истории прекрасный может получиться фильм - в "пику" "Адмиралъю" и иным подобным.
Re: Вот приехал из канады - там повсюду гейпарады! И куда не бросишь взгляд - Поли-цейские стоят!
Александр Загонов*12 написал 14.12.2019 06:46
"То таки - ты глянь, таки до сих пор живое! таки Я думал - оно уже давно сдохло - то таки да..." - чрезвычайно опасное заблуждение. 3,1416-дарастическое "светики" живучи. Как видно из статьи - даже товарищ Сталин не смог вывести под корень.
из всего написанного
следует написал 14.12.2019 03:12
непреложный вывод: все совецкое руководство - "власть" должно быть осуждено СКОПОМ голосованием "народа" по одному пункту - стало мне лучше жить или хуже.
Так ведь, Мухин? Вина же у всей "власти" одна - не "улучшили" "жизнь" "народа". И подонки и герои, которых Мухин хорошо описывает, должны получать ОДИНАКОВОЕ наказание/поощрение. Таков же прожект "армии воли народа".
Вот она "идефикс" параноическая! Причем, обратите внимание, что во многих других вопросах Мухин рассуждает вполне разумно - данный текст пример.
(без названия)
Казарян Левон Георгиевич написал 14.12.2019 02:24
Тогда мешали Ледину, теперь гноят в тюрьме конструктора прорывного мотора крылатой ракеты "Калибр" Юрия Ласточкина - за то, что проектировал крылатую ракету на порядок дешевле существующих (см. zavtra.ru/content/view/udar-po-igil-iz-sizo-405 ), а это - стратегическое превосходство над США, в воздушных ударах.
Безумному Урри Мухену
<Светослав> написал 14.12.2019 01:12
Раскрыть комментарий
Помню работал на заводе, там изготавливали боеприпасы для гранатометов
Крокодил14.12.19 написал 14.12.2019 00:42
Одним из основных элементов был сопловой блок из 40Х. Появилась мысль изготавливать из алюминия, он легче, заряд взрывчатого вещества также будет больше, обрабатывать его легче. Пробовали из пластмассы, но у нее оказалась прочность недостаточная. На алюминий напыляли, хром, медь, никель. Но сопла выгорали. Поездил в командировки по СССР, изготовление, испытания, напыление. Но я потом нашел выход, предложил глубокое анодирование, это космическая технология применялась в Новосибирском академгородке. До сих пор не знаю чем это закончилось, я уволился. Науку делают энтузиасты.
1 | 2 | >>
Опрос
  • Какой процент зарплаты должен быть фиксированным по отношению к премии?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

              
Рейтинг@Mail.ru       читайте нас также: pda | twitter | rss